Трах в общаге

Какое счастье! Наконец-то я дышу свободно! Я стал... импотентом! Исчезло то, что мучило меня, отравляло жизнь, ставило бесконечные проблемы, тяга к женщине.

С ужасом вспоминаю те годы, когда желание преследовало и унижало меня. Особенно жгучим оно бывало тогда, когда более всего нужны были ясная голова и душевное спокойствие — перед трудным экзаменом в институте или когда надо было решать сложные проблемы на работе... Это была болезнь, и, как всякая болезнь, она причиняла массу неудобств и страданий. Если не было подруги, приходилось бегать, искать женщину. А если даже подруга и была, то особенно в институтские годы и особенно зимой возникала проблема «где?» Один мой сокурсник с ума сошел на этом, выясняя, «у кого есть хата?».

А длительные командировки! Вот это был ужас! Помню гостиницу в областном центре. Все ухаживания и попытки добиться расположения девушки коллеги, приехавшей со мной, окончились ничем. Последние надежды рухнули в последний вечер.

Девушка забаррикадировалась в своем номере! Страсть терзала меня. И одиночество — стремление просто не остаться одному, ощущать рядом тепло человеческое. Вот в номер напротив мужчина приводит девушку. Мое одиночество, неудовлетворенное желание становятся невыносимыми из-за равномерных женских криков, переходящих в изнемогающие всхлипы, прекрасно слышные через тонкие двери. А годовое воздержание во время зарубежной командировки! Это было в сытые нулевые. Жгучее солнце, распаляющее воображение. И секс, секс, секс. На пляже, в гостиннице, везде...

Еще одно воспоминание. Тесная комнатка студенческого общежития. Ночь. На кровати у стены напротив, до которой, кажется, можно дотянуться рукой, активно отдается моему соседу по комнате моя легкомысленная однокурсница, до того отвергнувшая мои притязания. В будущем предсказуемо ставшая индивидуалкой. В общежитие привел ее я, «по-настоящему» ухаживавший чуть ли не целый семестр. Она была, без преувеличения, главной целью моей жизни на протяжении этого семестра, а для моего соседа по комнате — просто эпизодом. И вдруг она зовет меня! И дальше мы плывём в океане любви в троём.

Вся моя жизнь, за исключением самого последнего счастливого и спокойного времени, — была ожесточенной борьбой с природой в облике женщины. Теперь же у меня нет этого постоянного, надоедливого, как зубная боль, желания «трахнуть» кого-то. Оказывается, за пределами маленького мирка унизительных страстей, ведущих порой к огромным трагедиям, есть другая — полнокровная и полноценная жизнь. А деньги! Ушли в прошлое бесплодные метания, пьянки, имевшие целью довести себя и ее до «абсолютно раскрепощенного состояния». Теперь я смотрю на красивую женщину спокойно, без желания раздеть ее. Состояние войны прекращено, потому что у одной стороны нет стремления завоевать. Эта моя уверенность, чувство превосходства, которые я излучаю, сбивают женщин с толку. Они принимают мою бесстрастность за воспитанность или утомленность женским вниманием. Речь моя льется легко и свободно, не так, как раньше, когда желание заставляло вести себя неестественно, запинаться. 

Как я теперь работаю! Спокоен, собран, бесстрастен. Много читаю. Занимаюсь спортом, прекрасно выгляжу: на моем лице не отражаются больше те удары, которые наносила мне судьба, посылая недоступных женщин. И, странное дело, женщинам, которые были недоступными именно тогда, когда они были нужны более всего, я стал нравиться именно сейчас, когда они не нужны мне. Даже девушки теперь, когда я почти гожусь им в отцы, все больше обращают на меня внимание.

Возможно, я не окончательно импотент. В настоящие времена с моими деньгами, со всеми этими медицинскими центрами я мог бы попытаться опять почувствовать себя самцом. Нет, достаточно потрясений. Бог смилостивился, может быть, остаток жизни пройдет спокойно и плодотворно.